Москва,
ул.Средняя Калитниковская, д.28, стр.1
npcmr@zdrav.mos.ru Написать нам
ПРЕСС-ЦЕНТР НОВОСТИ НПКЦ ДИАГНОСТИКИ И ТЕЛЕМЕДИЦИНЫ (РАНЕЕ - РАДИОЛОГИЯ МОСКВЫ) СКРИНИНГ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ: КАК НУЖНО МЕНЯТЬ ОТРАСЛЬ? И НУЖНО ЛИ?

СКРИНИНГ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ: КАК НУЖНО МЕНЯТЬ ОТРАСЛЬ? И НУЖНО ЛИ?

« Назад

СКРИНИНГ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ: КАК НУЖНО МЕНЯТЬ ОТРАСЛЬ? И НУЖНО ЛИ? 20.01.2020 15:00

Уже в течение почти двух лет в медицинских организациях Москвы специалисты Центра диагностики и телемедицины реализуют программу скрининга рака молочной железы. Для этого предлагаются различные организационные решения, проводится обучение врачей и лаборантов. Но остается множество нерешенных вопросов: как охватывать большее количество женщин, как определять группу риска, как обеспечить дальнейшее обследование пациенток после первого этапа скрининга и не потерять их из виду, как обеспечить качество массовых исследований и просчитать все затраты? Этому был посвящен круглый стол, который состоялся в рамках Итоговой конференции Московского отделения Общества рентгенологов и радиологов, проходившей в середине декабря в Сколково.

Чуть меньше, чем два года назад в Москве по инициативе Центра диагностики и телемедицины была запущена московская программа скрининга рака молочной железы (РМЖ), в которой основным методом первичной диагностики выступает маммография. Итоги первого раунда уже демонстрируют весьма оптимистичные цифры как в отношении выявляемости рака на ранних стадиях, так и в отношении экономической эффективности.

По словам профессора Сергея Морозова, главного внештатного специалиста по лучевой и инструментальной диагностике, директора Центра диагностики и телемедицины, реализуемая программа маммографического скрининга позволила увеличить долю выявления так называемых ранних стадий рака молочной железы (0-I-II) до 92,6%, тогда как вне этого мероприятия «малые» опухоли выявлялись значительно меньше – около 71% случаев. Предполагается, что по итогам пяти раундов скрининга будет возможно повысить результаты, и рак самой ранней 0-I стадии станут выявлять не менее, чем в 76,7% случаев. До того, как программа началась, этот показатель составлял 30,4%. Имеются перспективные ожидания, что реже будут обнаруживаться и опухоли на II стадии – этот показатель снизится с 40,6 до 17,3%. Целью проведения скринингов остается закрепление достигнутой выявляемости запущенного рака молочной железы (III и IV стадии) не более, чем в 6-7% совокупно, а также дальнейшее снижение этого показателя в остальной популяции (вне скрининга), что в первую очередь влияет на показатель смертности от патологии.

Все это должно повлиять и на экономику: суммарные затраты на пациентов уменьшатся почти на 400 миллионов рублей, а экономия по инвалидизации из-за сохранения работоспособности женщин составит 193,8 миллиона рублей.

Программа скрининга помогает выявить опухоль на ранних стадиях, что повышает выживаемость пациенток и улучшает их качество жизни. Цифры, полученные в Москве, хорошо соотносятся с результатами аналогичных программ, действующих в нескольких европейских странах. Например, шведской программе скрининга 40 лет, и за время ее действия удалось снизить смертность от РМЖ на 55%. Регулярная маммография в группах риска – среди женщин 50-69 лет – обеспечивает раннее выявление рака, и каждый такой случай – это предотвращенная неоперабельная опухоль.

Вовлечь

Но на пути к «светлому будущему» скрининга стоит множество проблем, которые только предстоит решить. Один из насущных вопросов - как привлечь женщин на исследование, как обеспечить полный охват групп риска? На них попытался ответить Алексей Овсянников, менеджер по проектам Дирекции медицина Центра диагностики и телемедицины.

Эксперт отметил, что в последние годы основным источником информации для людей стал Интернет, превзойдя по влиянию даже телевидение. Он привел анализ трафика на интернет-ресурсе московской программы скрининга РМЖ и сделал акцент на том, что необходимо оценивать различные показатели конверсии, чтобы понимать, насколько эффективны те или иные методы привлечения пациентов. А методов много: и автоматизированные рассылки приглашений, либо личные звонки, и рекламные (СМИ, телевидение, радио, SMM), и даже экономические, в которые входит материальное стимулирование работодателем или финансовыми институтами (например, Спасибо от Сбербанка)

Как показывают практика и пример других стран, максимального результата можно добиться только тогда, когда работает все в комплексе, а также присутствует административная поддержка на всех уровнях. Специальный гость круглого стола Джулия Кампс-Эреро – президент EUSOBI (European Society of Breast Imaging), руководитель кафедры лучевой диагностики University Hospital de la Ribera в Валенсии (Испания) – отметила, что покрытие целевой аудитории Валенсии составляет 73%. Этот показатель вовлеченности – один из самых высоких в Европе, и его удалось добиться именно комплексными мерами и не за один десяток дет.

Обследовать

Другая проблема – качество диагностики. Хорошо, если пациентка пришла на обследование, но теперь нужно правильно интерпретировать результаты маммографии и понять, есть ли в ее молочной железе такие изменения, которые требуют пристального внимания и дообследования. К сожалению, процент расхождений здесь не мал, что нужно исправлять.

Наталья Ледихова, заведующая консультативным отделом Центра диагностики и телемедицины, рассказала о том, какие проблемы были на первых этапах программы скрининга РМЖ. Перед стартом эксперты разработали короткий скрининговый протокол, по которому предполагалось описывать снимки. Но уже за первый год, исходя из данных аудитов, выявилось много расхождений, которые касались как выполнения исследований, так и интерпретации снимков.

Общей проблемой стало низкое качество – и детализации изображений (в основном из-за нарушений укладки пациенток), и знаний относительно описания маммограмм, которые имели рентгенологи общего профиля. В основном причинами клинически значимых расхождений были гиподиагностика (60%) и нарушение интерпретации (27%). Причем, проект воспринимался врачами как дополнительная нагрузка.

Для повышения качества изображений эксперты начали работать с лаборантами: сделали видеоуроки, проводили практические мероприятия на местах и дистанционный аудит исследований. Если были явные расхождения – выезжали на места и работали прицельно. Через год наметилась положительная динамика. Чтобы справиться со второй проблемой – неверными заключениями – ввели перекрестное описание между двумя поликлиниками и в спорных случаях предоставляли помощь экспертов Центра диагностики и телемедицины. Это позволило добиться того, что клинически значимые расхождения снизились до 0%, и, в целом, качество скрининга сильно возросло.

Однако, как отметила спикер, кадровый дефицит врачей, прицельно занимающихся маммографией, остаётся актуальной проблемой, и потому некоторые расхождения в связи с большим объемом исследований все еще остаются. Возможно, эту проблему поможет решить  внедрение алгоритмов искусственного интеллекта.

По мнению участников круглого стола, идеальным решением также станет мультимодальный специалист , который будет одинаково хорошо владеть всеми необходимыми для точного заключения методами визуализации. Кроме того, очень важно контактировать с самим пациентом. «Если не пообщаешься с больным, то можно ошибиться. Нужно разговаривать, делать клиническое обследование, это позволит снизить количество ошибок», - считает профессор Надежда Рожкова, заведующая национальным центром онкологии репродуктивных органов МНИОИ имени П.А. Герцена.

Помочь вернуться

Женщина на обследование пришла, у нее выявили подозрительное образование и отправили на дообследование. Как сделать так, чтобы она его все-таки прошла? Согласно данным, которые привела в своем сообщении Вера Диденко, эксперт консультативного отдела Центра диагностики и телемедицины, в Москве между тремя логичными этапами скрининга (первое обследование – дообследование – лечение) «теряется» около 40% женщин.

Спикер отметила, что тому есть несколько причин, которые можно разделить на три группы. Во-первых, женщины боятся, что рак подтвердится, потому оттягивают повторный поход к врачу. Во-вторых, их ограничивает неизвестность – не до конца ясен алгоритм того, куда идти, нет обратной связи и полноценной информации о том, что их ждет, если диагноз подтвердится. Ну и, в-третьих, многие верят слухам о качестве услуг – очередях, недостатке квалификации докторов, частой невозможности получить помощь по ОМС и прочих сложностях.

Выходов может быть несколько, и в первую очередь, конечно, это грамотное информирование населения и продвижение качественной информации. Также, по словам эксперта, потери оказываются гораздо ниже, если в одном учреждении объединены несколько этапов (например, первый и второй, второй и третий – возвращаются больше 95%). Сильно помогут при этом создание единой информационной системы, чтобы не терялись данные на этапах, а также организация специальных скрининговых центров, например, на базе онкологических клиник.

Какой сценарий сейчас уже возможен в Москве? Женщина приходит туда, куда ей удобно, снимки отправляются в единый радиологический информационный сервис (ЕРИС) и анализируются специалистами, дальше пациент отправляется в скрининговые центры при онкологических стационарах, где объединяются 2-й и 3-й этапы. К сожалению, пока подобная схема недоступна для регионов, и потому проблемы нужно решать точечно, ориентируясь на специфику организации медицинской помощи. Возможно, поможет усовершенствование системы диспансеризации, которая изначально направлена немного на другое.

Не разориться

Когда идет разговор об изменениях в организации медицинской помощи, нельзя не коснуться финансовых издержек. О необходимых ресурсах и стоимости проекта по скринингу РМЖ рассказала Ольга Пучкова, сотрудник отдела усовершенствования специалистов лучевой диагностики учебного центра. В первую очередь она отметила, что на сегодняшний день экономическую эффективность программы рассчитать нельзя даже для Москвы (на это требуется несколько лет).

На нее, по словам эксперта, в основном, влияют возрастной и скрининговый интервалы, централизованность программы (наличие скрининговых и референс-центров с единой информационной системой).  Также сказывается качество, которое определяется, исходя из количества ложно-положительных пациенток, отправляемых на дообследование, количества выявляемых раков на 0 и I стадии на 1000 человек и тд.

Стоимость одного спасенного года жизни в разных странах разная, но самая высокая в Германии – порядка 9600 евро, потому что программы децентрализованы. Там, где есть специализированные центры, стоимость спасенного года жизни значительно понижается – до 1600 евро, как в Швеции и Нидерландах.

К ресурсам, которые позволят снизить экономические издержки, относятся маммографические и референс-центры, ЕРИС, сеть цифровых маммографов и кадры – экономически более эффективно, чтобы маммограммы читал подготовленный мультимодальный специалист, который может анализировать до 350 снимков за 3-4 часа. Кроме того, двойное чтение снизит количество ложно-отрицательных исследований на 10-15%. Эксперт считает, что на скрининг понадобятся большие суммы, но они все равно будут меньше, чем те средства, которые потребуются на лечение IV стадии рака.

Ольга Пучкова отметила, что при этом высокое качество работы специалистов должно стимулироваться не грантами и поощрениями, а стабильно высокой зарплатой и сертификацией с прохождением специального обучения.

Модернизация на марше

Итоги круглого стола сформулировала заместитель директора Российского научного центра рентгенорадиологии, профессор Алла Доможирова. Она обратила внимание на то, что стоит использовать все ресурсы, чтобы провести реновацию московского ракового регистра. Относительно же регионов нужно подходить индивидуально, поскольку в разных частях страны заболеваемость разная, даже в пределах возрастных групп.

Все этапы работы с пациентом от приглашения его на диагностику до качественного лечения должны быть проработаны и усовершенствованы.

«Конечно, невозможно охватить сразу все - действовать нужно поэтапно. И нельзя забывать, что мы существуем в комплексной системе оказания медицинской помощи, в которой маммографический скрининг - только часть профилактической программы. Диспансеризация же – единственная обозначенная государством профилактическая программа, и нужно, в первую очередь, совершенствовать ее, а не разделять оба процесса», - считает эксперт.

Сергей Морозов, в свою очередь, выделил несколько основных моментов: индивидуальные приглашения, работа с пациентскими сообществами, стремление хотя бы к 73-процентному охвату целевых групп, обучение не только рентгенологов, но и онкологов, врачей общей практики, двойное описание, использование возможностей искусственного интеллекта, стремление к мультимодальности.

«Вопросов еще много, но мы постараемся, чтобы многие из них впоследствии вылились в некоторые организационные решения», - заключил он.

Совокупно участники пришли к мнению, что особую значимость тема круглого стола приобретает в условиях высокой заболеваемости и смертности от злокачественных новообразований в РФ, а также связанной с этим реализации Национального проекта по борьбе с онкологическими заболеваниями.


x
Напишите нам
Ваша фамилия: *
Ваше имя: *
Отчество:
Адрес:
Ваш E-mail: *
Категория сообщения: *
Тема обращения: *
Содержание обращения: *
Файл (при наличии):
не более: 4
Loading ...